top of page
Поиск

Группа компаний SKYMAX TECHNOLOGIES: «Мы открыты для студентов и ученых!»



Сегодня мы часто слышим высказывания о необходимости сопряжения интересов реального рынка и образования, реального рынка и науки, о важности привлечения в науку частных инвестиций. И уже немало примеров такого симбиоза. Но в большинстве случаев речь идет о взаимодействии с крупными отраслевыми компаниями, а живых примеров участия малого и среднего бизнеса в этом процессе пока еще мало, хотя на деле предприниматели очень активно участвуют в развитии науки, технологий, именно с практической стороны, стараясь модернизировать, заменить или улучшить какую-то технологию, прибор. При этом они зачастую не задумываются о том, что вносят важный вклад в развитие научно-технического потенциала страны. Те мощные ресурсы, которые сегодня выделяются на развитие науки, могут существенно усилить этот процесс, если будут максимально доступны для таких предпринимателей.

В беседе с Ериком ШОРТАНБАЕВЫМ, руководителем одной из лидирующих компаний нашей страны в сфере инновационных технологий – SKYMAX TECHNOLOGIES, мы попытаемся рассмотреть, как такие точки синергии на стыке интересов конкретного частного бизнеса, образования и науки появляются на практике.


Ерик ШОРТАНБАЕВ
Ерик ШОРТАНБАЕВ

– У группы компаний SKYMAX TECHNOLOGIES, которую Вы возглавляете, очень широкий спектр направлений, и все они в той или иной мере связаны с наукоемкой продукцией и услугами, что подразумевает наличие очень сильного кадрового состава. Хотелось бы узнать, на кого вы опираетесь в работе, из каких вузов ваши сотрудники?


– Нашей компании более 20 лет, мы работаем в сфере услуг, в пяти направлениях – аэропорты, телекоммуникации, гостиницы, медиа-решения, профессиональное освещение. На сегодня все 24 международных аэропорта Казахстана были модернизированы с нашим участием, на уровне международных стандартов авиационной метеорологии и, более того, передача данных была переведена в цифровой формат уже в 2020 году. В соответствии с требованиями ИКАО, был также осуществлен переход измерения скоростей в узлы, высотных отметок в мили. Это достаточно ответственная и кропотливая работа, так как связана с авиационной безопасностью, безопасностью полетов.

Мы оказываем услуги не только в сфере поставок, монтажа и пуско-наладки оборудования, но и проектирования или предпроектного консультирования, технического аудита, а также обучения персонала для эксплуатации оборудования с обязательной сертификацией по окончании обучения. Также оказываем техническую поддержку заказчикам в виде сервисного обслуживания. При реализации некоторых проектов «под ключ» нами проводятся и строительные работы, например строительство трансформаторных подстанций и др.

Что касается кадров, более 80% состава – это люди с техническим образованием.

У нас профессиональный штат сотрудников, команда, которая может реализовать многие проекты. В основном это технические специалисты из нашего КазНИТУ, КБТУ, Казахского национального университета.

Некоторые из них приходят сразу после учебы или во время учебы, проходя практику, а какая-то часть приходит после работы в других компаниях, близких по роду деятельности в сфере системной интеграции. Наши кадры мы стараемся удержать, мотивируя как материально, так и нематериально, обучая их на заводах-производителях, расширяя их кругозор участием в профессиональных выставках, семинарах, занимаемся исследованием и анализом установленных систем и решений, процессом их эксплуатации, и это всё приводит к тому, что возникают какие-то новые идеи, разрабатываются новые проекты, которые мы стараемся внедрить.


– На что может рассчитывать выпускник вуза в вашей компании?


– Как я уже упомянул, политика компании выстроена таким образом, чтобы увидеть потенциал новичка в команде, развить его навыки, поднять квалификацию, инвестировать в этого сотрудника, чтобы он продолжил учебу в рамках повышения квалификации. В плане карьеры у нас достаточно всё прозрачно и открыто. Те ребята, которые приходят, начинают у нас стажерами, затем первая ступень – это инженерный состав. Инженерный состав подразделяется на три категории в зависимости опять-таки от квалификации, согласно внутренним регламентам компании. Ну и дальше уже, выше – это руководители проектов. Относительно заработной платы,

у нас очень гибкие условия, достаточно привлекательный социальный пакет, сравнимый даже с известными иностранными компаниями, мы нацелены на то, чтобы каждый сотрудник получал достойное вознаграждение за свой труд. Инженер нижнего уровня может рассчитывать на заработную плату после вычета налогов порядка 350 тысяч тенге в месяц.

– Расскажите подробнее о вашем исследовательском опыте, опыте инвестирования в науку.


– К примеру, модернизация, которая была проведена в сегменте авиационной метеорологии – замена датчиков и системы обработки данных для РГП «Казаэронавигация» – это колоссальная работа с уникальными выводами для исследования и аналитики.

Сегодня аэропорты Казахстана среди стран СНГ стоят на первом месте по наличию высококлассных приборов, датчиков этой системы и их соответствию международным авиационным стандартам и рекомендациям. Существуют и другие сегменты, нуждающиеся также в модернизации, в некоторых из них наша компания ведет собственные исследования и разработки.

В частности, это датчики, которые фиксируют места скопления зарядов, возникновения молний и величины разрядов, в рамках разработанной нами системы грозопеленгации, развернутые нами же по Казахстану более пяти лет назад. Данная сеть антенн фиксирует за счет возмущения электромагнитного поля земли, потенциал, скопление зарядов, величину тока, разряды облако – облако, облако – земля. Эти данные мы получаем у себя на сервере, обрабатываем на платформе, которая анализирует активность, место разряда молнии примерно с точностью до 50-70 метров. Эта система была внедрена в Казахстане за счет собственных средств нашей компании, в нее инвестировано более 2 млн. евро.


– То есть вы силами компании осуществили такую важную научно-техническую разработку и инвестировали в нее более 2 млн. евро? Как это происходило?


– Да, у нас бывает загруженность проектами не на сто процентов, как хотелось бы, и в «свободное» от профессиональной деятельности время мы пытаемся обмениваться идеями и реализовывать, внедрять их. Если вы заметили, у нас в миссии компании есть такие слова: «привлекать последние инновационные технологии и внедрять их на рынке Казахстана».

Естественно, мы хотим быть впереди и на высоте, и несмотря на то, что мы заняты больше коммерческой деятельностью, ищем также способы развития технологий внутри страны, стремимся внести свой вклад в развитие страны.

Важно отметить, что мы готовы к сотрудничеству с учеными, заинтересованными организациями в области грозопеленгации и явлений. Уже сегодня мы можем поделиться ценными данными, которые прежде всего будут интересны для исследовательских работ ученых и студентов старших курсов наших вузов, в частности физиков.



– Какие перспективы у вашей разработки в плане коммерческой отдачи?


– Наукоемкие технологии очень сложны в коммерциализации, и не всегда инвестиции оправдывают ожидания по возврату вложенных средств, по крайней мере в коротком временном промежутке. Самое ценное в этом проекте, системе грозопеленгации — это статистика, те большие данные, которые накапливаются в течение какого-то продолжительного времени, например, более пяти лет, а затем обрабатываются для аналитики.

С профессиональной точки зрения, эти данные очень интересны и полезны для государственных организаций, национальных компаний — таких как РГП «Казаэронавигация», РГП «Казгидромет», МЧС.

Для аэронавигации это интересно тем, что скопление зарядов и разряды напрямую влияют на воздушное движение и безопасность воздушных судов. Поэтому очень важно предоставлять достоверную информацию о скоплении тех или иных зарядов на тех эшелонах, где воздушные суда могли «обходить» грозовые фронты стороной и избегать каких-то фатальных последствий, инцидентов, выхода из строя приборов. Для гидрометеорологии это напрямую связано с осадками – их образованием, выпадением. Выпадение осадков в огромном количестве — это уже стихийное бедствие, и это касается работы МЧС, которое занимается предупреждением чрезвычайных ситуаций, паводков и устранением их последствий. Можно упомянуть еще круг заказчиков, которые, возможно, будут заинтересованы в подобных данных. Это и страховые компании, которые непосредственно связаны с природными явлениями, то есть в случае удара молнии может возникнуть возгорание домов, машин. Это и электрические сети, KEGOC, у которых тоже возникают проблемы при разряде молнии в распределительные подстанции, линии электропередач и выводят их из строя.

Все перечисленные организации потенциально могут быть нашими заказчиками, и мы пытаемся сегодня наладить эту связь, профессиональные, деловые отношения, показать им, насколько полезна данная информация.



– Так что у проекта будущее в плане коммерциализации всё-таки есть, и будем надеяться, что перечисленные ведомства заинтересуются вашим проектом. Всё-таки когда речь идет о готовой разработке, с помощью которой можно было бы минимизировать риски, связанные с безопасностью людей, медлить нельзя.


– Надо понимать важность и необходимость получения данных, обработки и их последующего анализа, что на сегодняшний день у нас не развито во многих сферах, кроме того, остро стоит вопрос перевооружения. Например, что касается лесных пожаров: отсутствует оснащенность лесных хозяйств элементарным оборудованием и инструментами для борьбы с лесными пожарами.

За этот год в стране зафиксировано около пяти тысяч пожаров, что привело к выгоранию порядка 170 тысяч гектаров. Это колоссально большая площадь. Мы провели работы по разработке системы предупреждения лесных пожаров, и она была внедрена в резервате «Семей орманы».

В этом направлении мы дальше готовы работать. Это система, состоящая из набора специализированных датчиков, видеокамер, грозопеленгаторов, метеорологических датчиков, программного обеспечения, который определяет точку возгорания и дальнейшего распространения огня и методику борьбы с лесными пожарами, прогнозы распространения, аналитика. Довольно сложная система, которую мы сами и разрабатываем.


– Мне кажется, многим вузам интересно было бы поучаствовать в экспериментах, которые вы проводите. В кооперации с университетам